Инвестиции в вино дают высокие прибыли

Инвестиции в премиальное вино
Инвестиции в премиальное вино

Покупать премиальное вино можно не только для пополнения бара, но и для заработка. Тем более что сейчас самое время для таких инвестиций.

Кто-то веселит им сердце, кто-то в нем топит горе или голос совести, а кто-то ищет истину. Но среди почитателей божественного напитка все больше тех, кто считает его хорошим способом вложения капитала. Ведь вино – уникальный продукт, для которого естественно становиться дороже с каждым годом.

Вином душа согрета

Цена вина растет по двум простым причинам. Во-первых, с возрастом повышается его качество и улучшаются потребительские свойства. Во-вторых, предложение вина того или иного урожая ограничено и уменьшается с каждой открытой бутылкой. Поэтому столетиями существовала практика покупать вина в большем количестве, чем планировалось потреблять. Излишки же продавались позднее по более высокой цене, что оправдывало часть расходов.

Однако сегодня подобные инвестиции имеют мотивацию посложнее. Если верить 15-му выпуску Wealth Insights report от компании Barclays, 28% состоятельных граждан по всему миру вкладывают деньги в винные коллекции. И только каждым десятым из них движет лишь расчет. Для большинства же покупка в той или иной мере имеет эмоциональную подоплеку.

Дорогое вино наряду с раритетными автомобилями, предметами искусства, ювелирными украшениями воспринимается как часть личного состояния, а не инвестпортфеля. Это имущество – неотъемлемый атрибут образа жизни его владельца, подтверждение статуса, составляющая того, что называется art de vivre («искусство жить»). Для обладателя винной коллекции потенциал ее удорожания второстепенен. Именно поэтому такие инвестиции считаются эмоциональными.

Если вы в своем загородном доме решили оборудовать погребок, чтобы собирать дорогие вина, знайте, что это будет исключительно для души, а не для денег. Из-за высокой ввозной пошлины на вино (20%) и запрета на реализацию алкоголя без лицензии в России вам не удастся легально перепродать ранее приобретенное с прибылью. Заработать на вине получается только за границей.

Вы можете самостоятельно сформировать винный портфель, воспользовавшись услугами специализированных брокеров, которые предоставляют полный комплекс услуг по купле-продаже и хранению товара. Правда, чтобы научиться понимать рынок и распознавать хорошие вина по названиям и годам, придется погрузиться в мир апелласьонов и миллезимов.

«Коллекционирование премиальных вин – очень тонкое занятие, успех которого во многом зависит от вкуса и опыта инвестора, – говорит заместитель генерального директора УК «Альфа-Капитал» Яков Гальперин. – Он может скупить годовой урожай Dom Perignon, но это еще не гарантирует ему желаемую прибыль. Поэтому составлению коллекции стоит уделить самое пристальное внимание». Если вы не готовы к плотному знакомству с темой, лучше довериться профессионалам и вложиться в уже созданный портфель винных фондов.

В чем разница? В первом случае вы через брокера покупаете «физическое» вино. Его можно оставить на специальном складе виноторговой компании: правильные условия хранения облегчат его перепродажу. А при желании – заказать его доставку в погребок своих заграничных владений. Только в этом случае перед продажей придется подтвердить, что бутылки хранились правильно. Что касается инвестиций через винные фонды, то они осуществляются исключительно на бумаге – потрогать свою бутылку уже не получится.

Вложить деньги в вино вы можете самостоятельно: специализированные брокеры, фонды, аукционные дома предоставляют онлайн-доступ к своим услугам. А можете прибегнуть к посредничеству отечественных банков, работающих с альтернативными инвестициями в рамках private banking. Кстати, присмотреться к «корыстной» покупке имеет смысл именно сейчас, в период падения рынка.

Капризы рынка

Популярность вложений в дорогие вина начала расти еще в середине 2000-х, когда возник огромный потребительский и коллекционный спрос на премиальные товары со стороны богатеющего населения Китая, стремившегося приобщиться к роскоши и западному образу жизни. Центром притяжения капиталов стал довольно узкий перечень вин Бордо, во Франции относящихся к категории «великих».

Причем основной спрос сконцентрировался на пятерке «первых из гран крю» (premier grand crus), так называемых «голубых фишках» винного рынка: Chateau Lafite-Rothschild, Chateau Latour, Chateau Margaux, Chateau Haut-Brion и Chateau Mouton-Rothschild. Именно они имеют самый развитый вторичный рынок и считаются лучшими винами инвестиционного каче ства. Именно на них приходится до 90% торгов на лондонской винной бирже Liv-ex.

Именно они являются основой портфелей винных фондов и определяют динамику индекса Liv-ex Fine Wine 100, общепризнанного индикатора винного рынка. За пять лет, с июня 2006-го по июнь 2011-го (когда индекс вышел на свой исторический максимум), его рост составил 135%. Потом произошел перелом: в 2011-м последовало снижение на 15%. И по итогам этого года индикатор снова уйдет в минус: за 10 месяцев он показывает падение на –9,8%.

Специалисты трактуют это падение как коррекцию, неизбежную после бурного роста: в период с 2000-го по 2010-й самые популярные клареты (так называют красные бордоские вина) подорожали более чем в 4 раза. «Началось закрытие позиций по спекулятивным сделкам бычьего рынка и фиксация прибыли, – отмечает управляющий The Wine Investment Fund Крис Смит.

О том, что мы видим типичную коррекцию, говорит тот факт, что наиболее сильное падение в цене продемонстрировали вина, которые до этого больше всего выросли». Рынок инвестиционных вин оказался слишком узким (около 2% от производимого в мире вина, или 4–6 млрд долларов в 2011-м), чтобы переварить хлынувший поток денег. Возникший перегрев получил название «пузырь Бордо».

Падение сегодня наблюдается и на винных аукционах, о чем свидетельствует индекс журнала Wine Spectator. Он рассчитывается на основе продаж самых популярных вин, зафиксированных на торгах в США, и предлагает более широкий взгляд на рынок: только 50% сделок здесь приходится на бордоские вина, 35% – на бургундские, 15% – на итальянские и калифорнийские. Достигнув исторического максимума в первом квартале 2011 года, индикатор снижается вот уже семь кварталов подряд, потеряв к концу октября 2012-го 17,4%.

Заметно упала средняя стоимость лотов на главных винных аукционах – в Нью-Йорке и Гонконге: 2300 и 6713 долларов соответственно в третьем квартале 2012-го против 3616 и 7965 долларов годом ранее. Одна из причин – смещение спроса покупателей от «великих» бордоских вин к бургундским, чуть менее знатным, зато не переоцененным. Падение аукционных продаж связывают и с «феноменом Lafite», который показывает, к каким иррациональным перекосам могут приводить веяния моды.

В 2011-м гонконгские торговцы, видя, какой бешеной популярностью у китайцев пользуется Chateau Lafite-Rothschild, с избытком запаслись им. А спрос упал, и распродавать купленное пришлось по сниженным ценам. Если в треть ем квартале 2011-го стоимость ящика (12 бутылок) Chateau Lafi te 1982 года доходила до 70 тыс. долларов, то в третьем квартале 2012-го его продавали уже за 38 тыс.

Уже не «другое»

Значительный приток капитала на винный рынок наряду со вздутием «пузыря Бордо» имел еще одно последствие. Изначально вино было интересно инвесторам как товарный актив, слабо связанный с поведением других рынков, который ввиду этого можно использовать для диверсификации рисков.

На рынок вина как на товарный рынок влияют свои факторы: ограниченное предложение, естественное удорожание по мере созревания, заявления винных критиков, парадокс Веблена (вино зачастую служит для демонстративного потребления, и повышение цены заставляет снобов предъявлять на него больший спрос). Однако на практике возросший интерес к вину как к инструменту, на котором можно заработать, привел к увеличению инвестиционной, а вернее, спекулятивной составляющей в его стоимости.

Винный рынок стал все больше походить на рынки других популярных у инвесторов товарных активов, в том числе золота и нефти. Так, в 2000–2011-м коэффициент корреляции винного индекса Liv-ex Fine Wine Investables (его расчетная база по составу соответствует портфелю типичного винного фонда) с ценой нефти марки Brent достигал 0,88, с ценой золота – 0,92.

Нельзя отрицать и связь между вином и акциями: если речь идет о фондовом индексе развитых стран (MSCI World), то здесь зависимость индикаторов действительно слабая – 0,21 за названный период, а вот корреляция с фондовым индексом развивающихся рынков у Liv-ex Fine Wine Investables Index оказалась на уровне 0,92! «Альтернативные» черты в ценовом поведении вина исчезли, когда ими захотели воспользоваться слишком многие.

Сегодня вину не стоит приписывать волшебные свойства защитного актива. «Цены на него не обладают иммунитетом к экономическим кризисам. И чем больше людей будут рассматривать винный рынок исключительно с инвестиционной точки зрения, тем сильнее будет его зависимость от общего состояния экономики, – сетует Сара Гидуччи, специалист по работе с частными клиентами крупнейшего в Великобритании винного брокера Berry Bros. & Rudd. – Не добавляет устойчивости рынку и появление в последние годы множества игроков, которые не разделяют взгляд на винные инвестиции как на долгосрочное вложение средств».

Время покупать

С середины 2011 года винный рынок возвращается к своей товарной сути. «Пузырь Бордо» сдувается, уменьшая спекулятивный навес в ценах гран крю. Если падение продолжится, покупка премиального вина вновь станет интересной. «В долгосрочной перспективе текущий уровень цен позволяет рассчитывать на очень привлекательную доходность вне зависимости от того, где рынок нащупает дно», – говорит Крис Смит.

«Инвесторам предоставляется много возможностей, которыми грех не воспользоваться, – соглашается Сара Гидуччи. – Скажем, 1996 Latour (одно из «первых гран крю») поступило в продажу в 1997 году по 1 тыс. фунтов стерлингов за ящик. В середине 2008 года стоило 6,3 тыс., в середине 2009-го – 4,8 тыс., в 2011-м цена подскочила до 8 тыс., а сейчас составляет 5,8 тыс.».

Кроме гран крю, цена которых скорректировалась уже на треть, вплотную приблизившись к своему справедливому уровню, ставку стоит делать на лучшие бургундские вина. Например, на Romanee-Conti, Henri Jayer. Именно на них переориентируются сегодня китайцы – главные ценители, потребители, инвесторы, а теперь и законодатели вкуса на мировом винном рынке.

Кстати, тенденция к расширению перечня инвестиционных вин проявляется все четче. В начале ноября на бирже Liv-ex был установлен новый рекорд – 3 тыс. торгуемых наименований. Покупатели стали активно диверсифицировать портфели, что уже привело к снижению доли бордоских вин в общем объеме торгов с 93,2% в 2011 году до сегодняшних 86,9%.

Огромный импульс к развороту рынка может дать отмена импортных пошлин на вино в Индии, о которой сейчас много говорят. Аналогичная мера, принятая в Гонконге в начале 2008-го, за последующие три года сделала этот город ведущей аукционной площадкой, облегчив жителям Азии доступ к лучшим винам мира.

Премиальное вино по-прежнему выглядит хорошей долгосрочной инвестицией. За прошедшие 20 лет, даже с учетом падения в 2011–2012-м, среднегодовой прирост индекса Liv-ex Fine Wine Investables составляет 14,5%. Этот индикатор позволяет судить о доходности «бумажных» инвестиций в вино (за минусом двух-трех процентных пунктов, «съедаемых» «винными» управляющими в качестве платы за услуги).

«Несмотря на то что в последние несколько лет винный рынок подвергся отдельным шокам, это не должно маскировать его основной долгосрочный движущий фактор, – полагает директор The Vintage Wine Fund Эндрю Дэвисон. – А он остается неизменным: предметы роскоши, которыми люди желают обладать, испытывают естественный рост стоимости, который опережает общую инфляцию в силу роста богатства у обеспеченных слоев общества». Значит, инвестору все же есть смысл надеяться на Бахуса, если самому не плошать.

Рекой не льется

Международная организация виноградарства и виноделия (OIV) прогнозирует, что производство вина в мире в 2012 году может снизиться до 248,2 млн гектолитров с 264,2 млн в 2011-м. Причина – неблагоприятные погодные условия, которые привели к плохому урожаю винограда в Испании, Франции и Италии. Если этот сценарий осуществится, мировые запасы вина окажутся на самом низком уровне с 1975 года. Поскольку во Франции падение производства может составить 19%, не исключено, что звание крупнейшей винодельческой державы по итогам 2012-го перейдет к Италии.

© Оксана Антонец, РБК

Интересные статьи



Можно ли заработать большие деньги честным трудом?

  • {$ (item.counter * 100 / total)|number:1 $}% / {$ item.name $}
    {$ item.name $}
{$ total $} {$ vote_pluralize(total) $} / все опросы

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут задавать вопросы и добавлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.