Рейдерство и пути противодействия рейдерским захватам

Рейдеры и рейдерские захваты
Рейдеры и рейдерские захваты

В 2002–2004 годах, в период рассвета рейдерства в России, интерес для захватчиков представляли исключительно крупные и очень известные предприятия. Сейчас же у «агрессоров» вызывают аппетит и более мелкие жертвы.

Рейдеры стали все чаще останавливаться на малом и среднем бизнесе. Почему так случилось, какие технологии поглощения сегодня актуальны, кого винить в том, что рейдерство процветает, и что делать жертвам нелегального захвата – читайте в нашей статье.

Руки загребущие

По оценкам экспертов, ежегодно в России происходит до 70 тысяч рейдерских захватов предприятий. Чаще всего, по мнению специалистов, это происходит при поддержке коррумпированных высокопоставленных чиновников. Несколько наиболее типичных и нашумевших примеров противоправных поглощений предприятий в современной России: «Ист Лайн», «Арбат Престиж», «Эльдорадо», Новосибирский авиаремонтный завод (НАРЗ), «Тольяттиазот», «Тяжэкс», «ТИК «Интероптика».

Заместитель генпрокурора РФ по Центральному округу Владимир Малиновский отметил, что в России не существует ни четкой статистики рейдерских преступлений, ни адекватной законодательной базы для борьбы с этим явлением.

Пока зияют дыры в законе о регистрации и отсутствуют единые подходы в борьбе с этим явлением, рейдерство угрожает развитию экономики и уже достигло в России небывалых масштабов. На данный момент Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (с полным текстом этого документа можно ознакомиться в справочно-правовой системе «КонсультантПлюс») действительно не идеален, а предотвращающего рейдерские захваты законодательства просто нет.

Как нет в действующем Уголовном кодексе статьи, напрямую наказывающей за противоправное поглощение. Рейдерские действия чаще всего подпадают под статьи 159 (мошенничество), 163 (вымогательство), 179 (принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения), 330 (самоуправство) и 327 (подделка документов). Однако далеко не всегда удается «подвести» то или иное деяние под конкретную статью Уголовного кодекса.

Владимир Малиновский отметил любопытную тенденцию: если раньше рейдерство процветало в основном в Москве и Санкт-Петербурге, в последние годы, по статистике Департамента экономической безопасности МВД России, воровство подобного рода постепенно смещается из центра в регионы.

И еще одна тенденция: на рассвете рейдерства в 2002–2004 годах для захватчиков представляли интерес исключительно крупные и очень известные предприятия, сейчас «агрессоры» склоняются к более мелким объектам и выбирают в качестве жертвы малый и средний бизнес.

Признаки «рейд-пригодности»

Московская Ассоциация аудиторов корпоративной безопасности считает, что полное искоренение захватов и поглощений невозможно, а эффективно лишь принимать предупредительные меры, просчитывать все возможные риски, и выделяет несколько признаков «рейд-пригодности» предприятия:

  • «распыленный» пакет акций;
  • недооцененный актив;
  • организационные и правовые проблемы;
  • противоречие внутренних документов общества действующему законодательству;
  • нарушения при приобретении активов и акций;
  • неправильное оформление владения активами и акциями;
  • ошибки при определении функций и полномочий органов управления обществом;
  • неурегулированность корпоративных отношений;
  • нарушения законодательства, особенно порядка проведения собрания акционеров и заседания совета директоров, компетенции органов управления;
  • нарушение порядка одобрения сделок;
  • номинальные лица в органах управления;
  • отсутствие защиты информации, несоблюдение режима конфиденциальности, в результате чего ценная информация об обществе может быть получена без особых усилий;
  • нарушения при работе с почтой и приемом корреспонденции;
  • отсутствие нормально функционирующей службы безопасности объектов.

Как происходит захват?

Большинство рейдерских поглощений в России основываются на проблемах предприятия с действующим законодательством. «Агрессоры» ищут в первую очередь уязвимые организации, активы которых можно легко отнять. В ход идут поддельные документы, неправомерные судебные решения. Применяются также банально силовые методы.

Действия «агрессоров» полукриминальны, а технологий множество. Вот одна из них: рейдер, заручившись поддержкой прокуратуры, милиции, СЭС и пожарных, с кипой решений из различных инстанций (это могут быть как настоящие, так и фиктивные документы) идет к жертве и предлагает купить у собственника «проблемный» бизнес, угрожая в противном случае подать в суд на нерадивого предпринимателя или даже завести уголовное дело на генерального директора и главного бухгалтера. Кульминацией рейдерской атаки может стать появление в стенах предприятия сотрудников ОМОНа или тому подобных органов.

По мнению экспертов, на этом этапе предпринимать какие-либо действия по защите от рейдеров бесполезно. Если обороняющаяся сторона имеет достаточное количество наличности, то она может себе позволить и PR-поддержку с привлечением ведущих СМИ, и инициирование уголовных дел в отношении захватчиков (при наличии административного ресурса), и найм профессиональных, высокооплачиваемых антирейдерских коллективов, специализирующихся на защите.

Но любая рейдерская атака всегда является тщательно продуманной. Поэтому очевидные и простые решения почти никогда не приносят успеха защищающейся стороне. В любом случае в такой ситуации придется долго бороться в судах.

А существует схема еще проще: предпринимателю продают «готовую» компанию, и бизнесмен даже не догадывается, что фирма зарегистрирована с юридическими «погрешностями». Рассказывает директор московского офиса международной консалтинговой компании «Tax Consulting U.K.» Эдуард Савуляк: – С точки зрения рейдерского захвата такая фирма может быть миной замедленного действия. Сработать взрывной механизм может уже после того, как агрессор, обладая информацией о таких погрешностях, докажет в суде, что все последующие за регистрацией сделки были нелегитимны, и попросит все вернуть в исходное положение. Вот тогда – дело очень плохо, на это и расчет рейдера.

Савуляк советует не покупать компании у случайных регистраторов либо тщательно проверять корректность регистрации такой организации. Опасен и такой часто использующийся рейдерский прием, как захват не целой организации, а лишь ее небольшой части – так называемый «гринмейл» (шантаж «зелеными», долларами). Суть вымогательства сводится к тому, что миноритарный акционер, владеющий лишь маленькой толикой предприятия, пытается дестабилизировать работу целого сообщества.

Войдя в состав акционеров, гринмейлер начинает агрессивно лоббировать интересы, идущие вразрез с устремлениями основного руководства, и тем самым всячески мешает нормальному функционированию организации. По сути гринмейлер начинает злоупотреблять правом голоса, однако формально обнаружить признаки превышения полномочий непросто. На первом этапе все выглядит как недовольство мелкого акционера действиями владельцев контрольного пакета. Понимание ситуации наступает тогда, когда возмутитель спокойствия предлагает собственнику выкупить его акции в несколько раз дороже их реальной стоимости.

Бизнес, связанный с недружественными поглощениями, весьма популярный. В основном происходит по схеме: дешево купил – дорого продал. В России гринмейл и недружественные поглощения, рейдерство часто оказываются тесно связанными, одно может вытекать из другого.

В качестве «игроков-агрессоров» распространены следующие субъекты:

  • олигархи и финансово-промышленные группы;
  • посредники, действующие в интересах заказчика;
  • инвестиционные компании – профессиональные гринмейлеры и рейдеры.

Предметом недружественных поглощений чаще всего выступают недвижимость, земля, оборудование, продукция, транспорт, права долгосрочного пользования земельными участками, недвижимостью, торговые марки, а также права, связанные с интеллектуальной собственностью, лицензии на определенные виды деятельности.

Чтобы не допустить захвата предприятия с большим пакетом распыленных акций, рекомендуется провести превентивную работу по консолидации этого пакета (а лучше пакета 70 процентов + одна акция) в одних руках, в крайнем случае в руках ограниченного круга людей (три – пять человек, как правило, это топ-менеджмент предприятия), для которых важна суть предприятия.

От подобных махинаций сегодня больше других страдает малый и средний промышленный бизнес (около 40 процентов всей отрасли). Для рейдеров наибольшей привлекательностью обладают те организации, которые стоят больше 500 000 долларов, именно поэтому олигархи становятся активными участниками передела промышленной собственности. А это может привести к тому, что через поглощения придет новый этап монополизма и стагнации, отмечают эксперты.

Угроза гринмейла серьезно портит деловую репутацию России и становится сдерживающим фактором для инвесторов. Экономический террор вполне может поставить крест на цивилизованном бизнесе в стране, опасаются специалисты.

Для изучения этого явления и противодействия ему комитет Госдумы по безопасности создал рабочую группу по «недопустимости недружественных поглощений». Было принято решение, что начинать войну против гринмейла необходимо с изменения законодательства. Но, к сожалению, ничего радикального для латания законодательных дыр пока еще не сделано.

Рейдерство: кредитное, долговое и через оценку

Во время экономического кризиса появились новые формы рейдерства: кредитное, долговое и через оценку. Об этом во время семинара для предпринимателей Московской торгово-промышленной палаты сообщил главный редактор информационно-аналитического агентства «Advisers» Александр Орфенов.

Суть кредитного рейдерства заключается в том, что предприниматель берет в банке кредит под залог своих активов, затем под различными предлогами банк создает условия для невозможности погашения кредита в срок – и далее вступает в ход совершенно легитимный процесс отчуждения актива. Наибольшая опасность таких махинаций в том, что внешне они выглядят совершенно законными. К настоящему времени известно уже более десятка таких схем. Долговое рейдерство по форме близко к кредитному, но захватчиками здесь выступают уже не банки, а долговые агентства.

Значительную опасность представляет также рейдерство через оценку. Данная схема является разновидностью кредитного рейдерства и реализуется следующим образом. Предприниматель обращается за кредитом в банк, а тот выдвигает в качестве условия проведение оценки залога собственными силами. Банковские специалисты оценивают залог существенно ниже рыночной стоимости.

Зафиксированы случаи, когда залоговая оценка банка составляет всего 20–30 прцентов реальной рыночной стоимости актива. На возмущенные протесты предпринимателя банк заявляет, что сейчас кризис, и «в случае чего» он сможет продать залог только по этой цене. Особая опасность подобной схемы в том, что полученного кредита предпринимателю, скорее всего, не хватит для обеспечения производственной деятельности. Таким образом, легальная схема отчуждения его активов закладывается уже на самом раннем этапе.

Рейдер умнее?

Эффективное противодействие рейдерству возможно только при условии системного подхода, при котором одновременно будет вестись работа в трех направлениях. Во-первых, должна прорабатываться тактика юридического отпора рейдерским уловкам, во-вторых, необходима реальная борьба с коррупцией, и наконец, основополагающим принципом данного процесса станет устранение всех несоответствий внутренних документов общества действующему законодательству – вплоть до мельчайших ошибок.

По мнению Кирилла Кабанова, председателя Национального антикоррупционного комитета, в основу практических методик по противодействию рейдерству в первую очередь должна лечь борьба с взяточничеством. Председатель НАК предложил предпринять на практике ряд антикоррупционных мер по обеспечению контроля над деятельностью правоохранительных и судебных органов. Например, поддержать инициативу председателя высшего Арбитражного Суда о трансляции судебных заседаний на специальных сайтах. Также Кирилл Кабанов высказался в пользу внесения в Уголовный кодекс самостоятельной статьи по рейдерству.

Но, даже не принимая во внимание коррупционную составляющую, рейдеры зачастую способны добиться нужных им судебных решений, просто используя «пробелы» в действующем законодательстве.

Сами рейдеры – большие любители покичиться успехами на юридических форумах и на порталах, посвященных непосредственно рейдерству. Вот что говорит некто Николай из Москвы, прожженный, по его словам, рейдер: – вы в самом деле не понимаете, почему рейд был, есть и будет? Попытаюсь объяснить, чтобы никого не обидеть. Видите ли, пока российский бизнес – это амбициозные, необразованные, страшно сказать, безграмотные дяди и тети, со свойственной им русской ленью и безответственностью, всегда найдутся люди умнее.

Это мы: лучшие специалисты, юристы, финансисты, оценщики, переговорщики. Аналитики и маркетологи. Мастера купить, продать, обосновать. Мы будем всегда, просто потому, что по ту сторону баррикад находятся люди заведомо глупее нас. Вот и все. А полностью независимых судов не будет никогда. Везде будут многослойные крыши. Предприятие действительно уязвимо, когда в штате отсутствует грамотный юрист и финансовый директор – что не редкость в малом да и в среднем бизнесе. Разумеется, захватить такую фирму проще.

Рейдеры отказываются от качества в пользу количества предприятий и ничуть не проигрывают, процветая на чужой некомпетентности. Получается, что рейдеры оттачивают свое мастерство, изобретают новые модели захвата, в то время как жертвы увязают в собственном непрофессионализме.

© Анна Широкова, Бухгалтерия.ру

Интересные статьи



Можно ли заработать большие деньги честным трудом?

  • {$ (item.counter * 100 / total)|number:1 $}% / {$ item.name $}
    {$ item.name $}
{$ total $} {$ vote_pluralize(total) $} / все опросы

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут задавать вопросы и добавлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.