Главный секрет формирования привычек, способных изменить вашу жизнь за 30 дней

Как кардинально изменить свою жизнь
Как кардинально изменить свою жизнь

С разрешения редакции публикуем отрывок из книги «Магия утра».

Говорят, качество жизни всецело зависит от наших привычек. Если человек живет успешной жизнью, значит, он просто выработал привычки, необходимые для достижения и поддержания желаемого успеха. Если же кому-то не удается достичь успеха, это означает, что он просто пока еще не вложил достаточно сил и времени в приобретение привычек, которые для этого необходимы.

Учитывая, что наши привычки формируют нашу жизнь, логично предположить, что каждому из нас следует приобрести и отточить один навык – умение контролировать их. Мы просто обязаны научиться определять, закреплять и поддерживать полезные типы поведения, способствующего достижению желаемых результатов, и при этом избавляться от любых негативных обыкновений, которые, напротив, не дают нам в полной мере реализовать свой внутренний потенциал.

«Успешные люди не рождаются успешными. Они становятся такими благодаря приобретению привычки делать то, что очень не нравится делать неудачникам. Успешным людям и самим далеко не всегда это нравится, однако они берут себя в руки и делают, что надо», – Дон Маркис, американский писатель и журналист.

Привычки – это регулярно повторяемые поступки и шаблоны поведения, причем, как правило, неосознанные. Понимаете вы это или нет, но вашу жизнь строили и впредь будут строить ваши привычки. И если вы их не контролируете, они непременно начнут управлять вами.

К сожалению, если вы из абсолютного большинства, то вас никогда не приучали к выработке и поддержанию (или усвоению и контролю) позитивных привычек. Ни в одной школе этому не учат. А между тем явно следовало бы ввести такой курс. Это, вероятно, было бы гораздо важнее для нашего успеха и жизни вообще, чем все остальные вместе взятые дисциплины.

Поскольку никто не учит нас подчинять себе свои привычки, у большинства людей проваливаются практически любые попытки их контролировать, и это происходит раз за разом. Возьмем, например, всем известные новогодние обещания, которые люди так любят давать самим себе в канун Нового года.

Привычное фиаско: новогодние обещания

Каждый год миллионы людей из самых лучших побуждений дают себе новогодние обещания, но лишь менее пяти процентов их выполняют. В действительности новогоднее обещание – это не что иное, как желание включить в свою жизнь полезнуюпривычку (вроде утренней зарядки или раннего подъема) или исключить вредную (такую как курение или пристрастие к фастфуду). Думаю, чтобы доказать вам, что, когда дело доходит до выполнения новогодних обещаний, большинство людей отказываются от них уже к концу января, нет смысла даже приводить статистику.

Вполне возможно, многие из вас наблюдали за этим явлением, так сказать, лично. Например, если вы когда-нибудь посещали спортзал в первую неделю января, то знаете, как трудно в это время найти место для парковки. Парковка буквально забита машинами, которые принадлежат людям с самыми благими намерениями; эти люди, «вооруженные» новогодними обещаниями, решительно настроены в этом году похудеть и вернуть прежнюю форму. Но если вы вернетесь в тренажерный зал в конце месяца, то увидите, что парковка наполовину пуста. Не имея в арсенале проверенной стратегии, помогающей систематически укреплять новые хорошие привычки, большинство людей терпят фиаско.

Почему же так трудно вырабатывать и поддерживать привычки, необходимые для того, чтобы быть счастливыми, здоровыми и успешными?

Одержимость привычным: изменения болезненны

В той или иной степени мы все одержимы своими старыми привычками и испытываем зависимость от них сродни наркотической. Как только привычка – будь то психологическая или физическая – в результате повторения укореняется достаточно глубоко, избавиться от нее, как правило, бывает очень трудно. Но только в случае, если у вас нет эффективной, проверенной стратегии.

Одна из основных причин, почему большинству людей не удается выработать и поддерживать новые полезные привычки, заключается в том, что они не знают, какие трудности им придется преодолевать, и не имеют выигрышной стратегии.

Сколько времени уходит на формирование новой привычки

Мнения специалистов о том, сколько времени нужно для приобретения новой привычки или избавления от старой, довольно разнообразны. Каждый из них готов предоставить весьма убедительные доказательства того, что обычному человеку придется потратить на это от одного сеанса гипноза до трех недель или даже трех месяцев усердных тренировок.

Популярный миф о трехнедельном периоде, скорее всего, взят из известной книги 1960-х годов «Психокибернетика: инструкции по сборке механизма успеха». Ее написал пластический хирург доктор Максвелл Мальц, который в ходе своей профессиональной деятельности выявил, что инвалиду требуется в среднем двадцать один день, чтобы приспособиться к утрате конечности. На этом основании автор утверждал, что на то, чтобы адаптироваться к любым серьезным переменам в жизни, уходит три недели. В ответ на это заявление некоторые другие эксперты указывают, что время, требуемое для доведения нового шаблона поведения до автоматизма, в значительной мере зависит от его сложности.

Мой личный опыт и реальные результаты, которые я наблюдал, работая с сотнями своих клиентов, позволили мне сделать вывод, что любую привычку можно изменить за тридцать дней – но только при наличии правильной стратегии. Проблема в том, что большинство людей не имеют никакой стратегии, не говоря уже о правильной. Год за годом они теряют веру в себя и свою способность стать лучше, поскольку их неудачные попытки превращаются в огромный груз и становятся непреодолимым препятствием. И тут, конечно же, надо что-то менять.

Как стать хозяином своих привычек? Как получить полный контроль над своей жизнью и будущим, научившись выявлять, вырабатывать и поддерживать любую полезную привычку, которую вы хотели бы приобрести, и последовательно и уверенно избавляться от вредных? Очень скоро вы узнаете о правильной стратегии, которая позволит вам это делать и о которой большинство людей пока ничего не слышали.

Тридцатидневная стратегия приобретения привычек в рамках практики «Чудесного утра» (которая действительно работает)

Как я уже сказал, одно из главных препятствий, мешающих большинству людей приобретать и закреплять полезные привычки, заключается в отсутствии правильной стратегии. Они не знают, чего ожидать, и не готовы преодолевать психологические и эмоциональные проблемы, которые неизбежно возникают на этом пути.

Начнем с того, что поделим тридцатидневный период (необходимый для полного усвоения полезной новой привычки или избавления от вредной старой) на три десятидневные фазы. Каждая из этих фаз предполагает решение разных эмоциональных проблем и преодоление конкретных психологических препятствий, стоящих на пути к формированию новой привычки. Поскольку обычный, среднестатистический человек даже не задумывается об этих проблемах и препятствиях, то, сталкиваясь с ними, он тут же поднимает руки вверх и прекращает бороться, потому что не знает, как это нужно делать.

С 1-го по 10-й день. Фаза первая: невыносимость

Первые десять дней формирования любой новой привычки или избавления от старой могут показаться невыносимыми. Правда, в эти же самые первые пару дней бывает легко, даже интересно, потому что происходит что-то новое. Но как только новизна уходит, ее сменяет суровая реальность. Все вдруг перестает нравиться. И это болезненно. Это больше совсем не весело и не забавно. Каждая клеточка вашего существа сопротивляется и противится переменам. Ум отвергает их, и вы думаете:как же я это ненавижу. И ваше тело сопротивляется и говорит вам: мне совсем не нравится то, как я себя сейчас чувствую.

Если вы решили выработать новую привычку рано просыпаться и вставать (которую, кстати, стоит начать вырабатывать сейчас же, не откладывая на потом), в первые десять дней вы, скорее всего, будете чувствовать что-то вроде этого: (звонок будильника) О Боже, неужели уже утро!? Не хочу вставать. Я ужасно устал. Мне нужно еще поспать. Ну хотя бы десять минут. (И вы жмете на кнопку повтора звонка.)

Большинство из нас, увы, не понимают, что эти, казалось бы, невыносимые первые десять дней – явление временное. Они думают, что всегда будут чувствовать то же, что и сейчас, и говорят себе: если новая привычка доставляет столько неудобств и боли, следует о ней забыть – игра не стоит свеч.

В результате 95 процентов людей, заурядное большинство, единожды попытавшись начать делать по утрам зарядку, бросить курить, питаться более здоровой пищей, не выходить за рамки семейного бюджета или приобрести любую другую новую привычку, способную улучшить их жизнь, раз за разом терпят крах.

Тут-то и кроется ваше преимущество над остальными 95 процентами. Если вы подготовлены к первым десяти дням, знаете, что цена, которую вы платите за успех, – это сложные первые десять дней, представляющие собой временные трудности, и проявляете терпение, у вас есть все шансы на победу! А если выгоды и преимущества, которые вы рассчитываете получить в итоге, достаточно велики, в течение десяти дней можно вытерпеть все что угодно, не так ли?

Итак, первую декаду перехода к любой новой привычке никак не назовешь пикником. В это время вы будете испытывать неприятие. Возможно, временами даже все возненавидите. Но вам под силу преодолеть внутреннее сопротивление и успешно пройти испытание. Особенно если учесть, что с начала второй фазы становится все легче, а в вознаграждение за это вы получаете бесценную способность создавать практически все, что вы хотите в жизни.

С 11-го по 20-й день. Фаза вторая: дискомфорт

После первой фазы – самых трудных десяти дней – вы переходите ко второй десятидневной фазе, гораздо более легкой. Вы начинаете привыкать к новой привычке. А еще к этому времени у вас выработается определенная уверенность и позитивные ассоциации с новой привычкой.

Впрочем, хоть одиннадцатый–двадцатый дни и нельзя назвать невыносимыми, они по-прежнему вызывают дискомфорт и требуют от вас дисциплинированности и обязательности. На этом этапе все еще присутствует большой соблазн вернуться к старым моделям поведения. Рассмотрим еще раз пример формирования новой привычки рано вставать по утрам. Вам по-прежнему будет очень хотеться нажать кнопку повтора звонка и еще немного поспать, ведь вы очень долго поступали именно так. Но будьте тверды и решительны. Вы уже перешли от фазы непереносимости к фазе дискомфорта и очень скоро поймете, что просто не можете поступать иначе.

С 21-го по 30-й день. Фаза третья: непреодолимость

Выйдя на финишную прямую – последний десятидневный период, те немногие люди, которым это удается, почти всегда совершают очень серьезную ошибку: следуют популярному совету некоторых специалистов, утверждающих, что для формирования практически любой новой привычки требуется двадцать один день.

Отчасти они правы. Формирование новой привычки действительно занимает двадцать один день – две первые фазы. Однако третья десятидневная фаза имеет решающее значение для ее закрепления. В последние десять дней вы позитивно укрепляете новую привычку, начиная ассоциировать ее с приятными ощущениями. В первые двадцать дней вы испытывали в связи с ней только боль и дискомфорт. Теперь, вместо того чтобы ненавидеть и сопротивляться новой привычке, вы начинаете гордиться собой за то, что овладели ею.

А еще именно в третьей фазе происходит фактическая трансформация, поскольку теперь новая привычка становится неотъемлемой частью вашего характера.Она существенно сокращает пропасть между тем человеком, которым вы стараетесь стать, и тем, кем уже становитесь. Вы начинаете видеть в себе человека, у которого уже выработалась эта привычка.

Вернемся к примеру с ранним подъемом: вы переходите от себя, утверждающего, что вы не «жаворонок», к личности, уверенной в обратном! Вместо того чтобы по утрам с ужасом ждать звонка будильника, теперь, услышав его сигнал, вы рады проснуться и начать новый день, потому что делали это двадцать дней подряд и уже привыкли к этому. И вы начинаете наглядно видеть пользу и преимущества новой привычки.

Очень многие люди в этот момент весьма самоуверенно хвалят себя, рассуждая примерно так: я смог рано вставать целых двадцать дней, так что теперь можно на пару деньков и расслабиться. К сожалению, первые двадцать дней представляют собой самую сложную часть процесса. Пропуск нескольких дней прежде, чем вы вложите достаточно времени в позитивное закрепление новой привычки, существенно усложняет задачу возвращения к ней. Именно в третьей фазе человек начинает по-настоящему наслаждаться новой привычкой, и это гарантия того, что он не откажется от нее со временем.

Но я ненавижу бег

– Но я не бегун, Джон. Вообще-то я ненавижу бег. Я просто не могу заставить себя это делать, – жалобно сказал я своему другу Джону Бергоффу.

– Да ладно тебе, Хэл! Это же ради сбора денег для благотворительного фонда Front Row, – ответил мне тогда Джон. – Послушай, я тоже думал, что не смогу пробежать марафон. Если ты будешь полон решимости и энтузиазма, то у тебя наверняка все получится. И, уверяю тебя, это действительно опыт, который в корне меняет жизнь!

– Я подумаю.

На самом деле я пообещал Джону подумать, только чтобы он отвязался. Не поймите меня неправильно, я свято верил и верю в миссию фонда Front Row и всегда поддерживал его деятельность, меняющую к лучшему жизнь стольких людей. Я жертвовал деньги этой организации на протяжении многих лет, но выписать чек мне было легче, чем пробежать марафон. Признаться, если за мной никто не гнался, за последние десять лет после окончания средней школы я ни разу не пробежал за один раз больше одного квартала. Да и в школе я бегал только для того, чтобы меня не зачислили в класс неуспевающих по физкультуре.

Кроме того, когда я попал в автомобильную аварию – в то время мне было двадцать лет, – я серьезно повредил таз и бедренную кость и с тех пор боялся давать покалеченной ноге сильную нагрузку. В сущности, каждый раз, отправляясь кататься на лыжах, я не мог отогнать от себя видение страшной картины: я за что-то цепляюсь на горе, качусь вниз кубарем, и металлический стержень в моем бедре протыкает мне кожу и торчит наружу. Ужасная мысль, но человеку, сломавшему конечности, которому долго твердили о том, что он, возможно, никогда не будет ходить, она вполне могла прийти в голову.

Через неделю после разговора с Джоном одна из моих клиенток по коучингу, Кэти Фингерхут, приняла участие во втором в ее жизни марафоне. «Хэл, это было просто потрясающе... Я чувствую себя человеком, которому все по плечу!»

После восторженных отзывов Джона и Кэти о марафоне я начал думать, что, возможно, пришло время и мне преодолеть негативную установку, что я не бегун, и просто взять и побежать. Как и все остальное в жизни, если другие смогли это сделать, то смогу и я. Так я и поступил.

На следующее утро, твердо вознамерившись пробежать первую милю на своем пути к целому марафону, я надел баскетбольные кроссовки (звучит знакомо?) и направился к входной двери. Вообще-то я с нетерпением ждал этого момента! (Как вы помните, первые несколько дней любой новой привычки, как правило, чрезвычайно интересные и захватывающие.)

И я побежал по дороге, преисполненный энтузиазма и вдохновения. И решил свернуть на тротуар. Но, перескакивая с дороги на тротуар, подвернул лодыжку и рухнул на землю. Лежа на мостовой и корчась от сильной боли, я подумал, что все это происходит не без причины и, следовательно, для меня это не самый удачный день, чтобы начать бегать... И что я попробую еще раз завтра. Так я и поступил.

30 дней: от невыносимого к тому, без чего не можешь жить

На следующий день я официально начал подготовку к марафону. Однако мой энтузиазм продержался всего несколько кварталов, поскольку физическая боль очень настойчиво напоминала о том, во что я так долго верил: я не бегун. Таз ломило, сильно болело бедро. Но я по-прежнему был исполнен решимости.

Пробежав первую болезненную милю, я понял, что мне нужен план. Я поехал в книжный магазин и купил прекрасную книгу The Non-Runner’s Marathon Trainer («Инструкции по марафону для небегунов») Дэвида Витсета. Теперь план у меня был.

С 1-го по 10-й день

Первые десять дней пробежек были физически тяжелыми и болезненными и чрезвычайно сложными психологически. Каждый день мне приходилось вести постоянную борьбу с голосом заурядности, звучавшим в моей голове, который твердил, что бросить все это будет совершенно нормально. Но голос говорил неправду.

Делай то, что правильно, а не то, что легко, напоминал я себе. И продолжал бегать. Я был настроен очень решительно.

С 11-го по 20-й день

Эти дни показались мне лишь немного менее болезненными. Мне все еще не нравилось бегать, но я уже не ненавидел пробежки. Впервые в жизни у меня стала вырабатываться привычка бегать по утрам. Бег уже не казался мне ужасным занятием, за которым я прежде наблюдал только со стороны, сидя за рулем автомобиля и недоумевая, как этим людям не лень заниматься таким скучным делом. После почти двух недель ежедневных пробежек мне уже казалось совершенно нормальным, проснувшись, отправиться побегать. И я по-прежнему был настроен решительно.

С 21-го по 30-й день

Эта декада оказалась почти приятной. Я практически забыл, каково это – ненавидеть бегать. Я выходил на пробежку автоматически, не задумываясь. Едва проснувшись, я натягивал кроссовки для бега (да-да, я раскошелился на специальную обувь) и пробегал каждодневную милю. Внутренние споры во время пробежки прекратились, им на смену пришло чтение позитивных аффирмаций и прослушивание аудиозаписей, посвященных самосовершенствованию. Всего за тридцать дней я сумел преодолеть свою ограничивающую веру в то, что бег не для меня. Я становился тем, кем не мечтал стать и за миллион лет... бегуном.

Заключительная часть истории: 52 мили, ведущие к свободе

Всего за тридцать дней после того, как я начал вырабатывать привычку бегать – а ведь всю предыдущую жизнь это занятие казалось мне совершенно чуждым и неприятным, – я пробежал в сумме свои первые пятьдесят миль в жизни; самой длинной была одноразовая пробежка в шесть миль. Я позвонил Джону, чтобы похвастаться. Друг был чрезвычайно рад за меня, но поскольку он всегда старается заставлять меня поднимать планку, он тут же бросил мне очередной вызов. Джон знал меня достаточно хорошо, поэтому понимал, что в тот момент я находился на пике эмоционального состояния и был готов принять любой вызов.

– Хэл, а почему бы тебе не пробежать ультрамарафон? Если ты готов пробежать двадцать шесть миль, то наверняка сможешь пробежать и пятьдесят две.

Такая вот любопытная у Джона логика.

– Я об этом подумаю.

На этот раз, обещая Джону подумать, я действительно имел в виду именно это. Я был заинтригован идеей дальнейшего прогресса на этом новом для меня поприще; мне хотелось попробовать пробежать пятьдесят две мили. Может, Джон был прав. Если я собирался бежать двадцать шесть миль, то, возможно, пробегу и в два раза больше. Иными словами, если я всего за четыре недели смог пробежать целых шесть миль (самая длинная одноразовая пробежка), то ведь до ежегодного благотворительного пробега фонда Front Row оставалось еще целых полгода. Почему бы не установить планку немного выше и не нацелиться сразу на пятьдесят две мили? Так я и поступил. Я даже умудрился убедить одного из своих друзей и двух храбрых клиентов сделать это вместе со мной!

За следующие полгода я пробежал в совокупности четыреста семьдесят пять миль, в том числе три раза по двадцать миль за раз, и часто ездил по стране, чтобы встретиться с двумя своими любимыми клиентами Джеймсом Хиллом и Фавианом Валенсией, а также со своей старой подругой Алисией Андерер; мы вчетвером планировали пробежать пятьдесят две мили во время марафона в Атлантик-Сити. Джон поддерживал нас, как мог. Однако возникла одна чисто логистическая проблема: Атлантик-Сити не приспособлен для ультрамарафона. Пришлось нам импровизировать.

Мы встретились на Променаде в половине четвертого утра. Перед нами стояла задача пробежать первые двадцать шесть миль до начала официального марафона, а потом уже бежать с остальными марафонцами, принимавшими участие в официальном забеге. Это было нечто сюрреалистическое. Все четверо испытывали смесь невероятного волнения, страха, прилива адреналина и недоумения. Неужели мы действительно собираемся это сделать?!

Если бы лунный свет был ярче, мы, наверное, могли бы видеть свое дыхание в холодном октябрьском воздухе. Как бы там ни было, наш путь освещался достаточно хорошо, и мы побежали. Нога за ногой, шаг за шагом мы двигались вперед. Мы заранее договорились, что ключом к нашему успеху в тот день будет движение вперед. Пока мы не прекращаем ставить одну ногу перед другой, пока продолжаем двигаться вперед, у нас есть все шансы в конце концов достичь места назначения.

Через шесть часов и пять минут, в значительной степени благодаря взаимной поддержке и коллективной ответственности нашей группы, бежавшей вместе как единое целое, мы пробежали первые двадцать шесть миль. Это был решающий момент для каждого из нашей четверки. Не потому, что позади остались двадцать шесть миль, а из-за внутренней твердости, без которой нам ни за что не удалось бы убедить себя пробежать оставшиеся двадцать шесть миль.

Волнение, всего шесть часов назад буквально пронизывавшее каждую клеточку нашего естества, сменилось мучительной болью, усталостью и психологическим истощением. Учитывая физическое и психологическое состояние, в котором находились, мы просто понятия не имели, есть ли у нас то, что необходимо, чтобы еще раз повторить свое достижение. Но у нас получилось.

В общей сложности через пятнадцать с половиной часов после того, как мы начали бежать, Джеймс, Фавиан, Алисия и я пробежали пятидесятидвухмильный марафон – все вместе. Нога за ногой, шаг за шагом мы бежали, шли, хромали, а у финиша в буквальном смысле ползли.

За финишем нас ждала свобода – та свобода, которую никто никогда не сможет у нас отнять. Свобода от ограничений, которые мы сами на себя налагали. Конечно, благодаря тренировкам мы все заставили себя поверить в то, что пробежать подряд пятьдесят с лишним миль возможно, но никто из нас в глубине души не считал это по-настоящему вероятным. Каждый из нас до самого конца боролся со страхами и неуверенностью в своих силах. Но в тот момент, когда мы пересекли финишную черту, мы вручили самим себе бесценный приз – свободу от страхов, сомнений и наложенных на себя ограничений.

Именно тогда я в полной мере осознал, что этот дар свободы доступен не горстке избранных, а всем и каждому – в тот момент, когда мы решаемся принять вызов, который заставляет нас выйти из зоны комфорта, вынуждает расти, расширять круг своих возможностей, быть и делать больше, чем мы были и делали в прошлом. А это и есть истинная свобода.

Готовы ли вы к истинной свободе?

Тридцатидневная программа трансформации жизни «Чудесное утро» (подробнее о ней я расскажу в следующей главе) позволит вам преодолеть добровольно наложенные на себя ограничения, благодаря чему вы сможете быть, делать и иметь все, что хотите в своей жизни, скорее, чем считали возможным. «Чудесное утро» – это изменяющая жизнь ежедневная привычка, и хотя большинству людей, которые пробуют эту программу, она нравится с первого дня, чтобы заставить себя выполнять ее в течение тридцати дней – и приобрести соответствующую привычку на всю оставшуюся жизнь, – вам понадобится непоколебимая решимость и вера в успех. Однако за эти тридцать дней вы станете человеком, которым должны быть, чтобы создать все, чего когда-либо хотели и ждали от жизни.

Ну правда, может ли что-нибудь быть более интересным и захватывающим?

© TimesNet.ru

Интересные статьи



У вас есть цель в жизни?

  • {$ (item.counter * 100 / total)|number:1 $}% / {$ item.name $}
    {$ item.name $}
{$ total $} {$ vote_pluralize(total) $} / все опросы

Комментарии (4)

Только зарегистрированные пользователи могут задавать вопросы и добавлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.