Как открыть свой бизнес в Египте и какие особенности следует учесть

Дайвинг-бизнес в Египте
Дайвинг-бизнес в Египте

Дайвер Сергей Курбатов живет в Египте 15 лет, а его компаньон Константин Горохов – 10 лет. Столько же существует их компания «Дельфин» – первый дайв-центр на Синайском побережье, открытый выходцами из России. Партнеры выкупили ее у прежних владельцев, а до того были инструкторами по подводному плаванию и много путешествовали, искали страну для жизни потеплее.

Горохов выбирал из Коста-Рики, Доминиканской республики, Тайланда, Гоа, Сейшелов. Коста-Рика показалась дайверу раем на земле. В отличие от Египта, там можно было особенно и не работать, питаясь сорванными с деревьев фруктами.

Вначале Горохов хотел остаться там навсегда, но идиллию разрушил кокаин по цене $5 за грамм – за две недели общения с русской диаспорой у дайвера началась паранойя, все вокруг были постоянно унюханы в усмерть. «Это, конечно, рай, – констатировал Горохов, – но окружают тебя здесь не ангелы».

Тайланд ему не понравился из-за длинного сезона дождей, а вот Шарм-эль-Шейх оказался привлекательнее. Здесь есть несколько школ, хотя и английских. Безопасность гарантирована: на побережье находится резиденция президента страны, поэтому город охраняется военными.

Горохов поселился на Синайском побережье и несколько лет работал дайв-инструктором в разных компаниях, в том числе, в «Дельфине». Когда прежние владельцы (группа бизнесменов из России, связанных с торговлей металлами) решили продать бизнес, у Горохова и его компаньона накопилась достаточная для сделки сумма.

Партнерам, в некотором смысле, повезло: у «Дельфина» были долги, поэтому дайв-центр вместе с оборудованием, лодками, автопарком и базой клиентов достался им за бесценок. Предыдущие владельцы постоянно жили в Москве, а бизнесом управляли наемные менеджеры-египтяне, которые, по словам Горохова, как только владельцы уезжали, принимали оплату с туристов прямиком в карман.

В течение года Горохов и Курбатов сменили весь персонал «Дельфина», и это помогло вывести компанию в ноль, а через полгода после покупки извлечь из подводного бизнеса прибыль. Поскольку Горохов и Курбатов были в Шарм-эль-Шейхе старожилами, им удалось избежать главной ошибки иностранного бизнесмена в Египте – прослыть «хавагой». В арабском языке, рассказывают дайверы, есть два обозначения слова «иностранец».

Одно – «агнаби», что означает просто «иностранец». Второе – «хавага», то есть «глупый иностранец». Так местные жители называют всех, кто не знает арабского и не знаком с местной жизнью – с бытом, ценами в магазинах и законами. Лопуха нужно непременно надуть, это почти обычай.

Преимущества Горохова и Курбатова состояло в том, что заправщики баллонов с газом, ремонтники оборудования и другие местные сервисмены были их старыми знакомыми – обманывать их было бы странно. Вторым преимуществом дайверов стала объединенная клиентская база. Большинство клиентов – старые друзья или знакомые друзей владельцев «Дельфина» и других инструкторов. «Это курорт, и здесь все на дружеской основе», – говорят дайверы.

Таким образом, новые клиенты приходят по личным рекомендациям. Россиян из них больше половины. Остальные – разных национальностей со всего мира. Среди них есть английский офицер, миротворец ООН, которого дайверы зовут между собой «капитан Боб».

Он познакомился с одним из дайверов «Дельфина» в баре, за кружкой пива, потом пришел понырять. Когда Боб стал ходить регулярно, к Горохову пошли и другие «голубые каски». Если бы дайверы не были «тусовщиками», то бизнес бы заглох. Только в Шарм-эль-Шейхе, по разным подсчетам, около 200 дайв-центров, и еще около сотни – в соседнем Дахабе. На старых связях продержаться было бы сложно.

За три года работы бизнесмены столкнулись с двумя сложностями. Первая – череда закрытий дайв-центров, которая напоминала кампанию по сносу палаток мэра Собянина.

В министерстве туризма Египта сменился высший чиновничий состав, а прежнему министру туризма, как говорят в «Дельфине», принадлежала целая сеть дайв-центров на Синае. Новая метла вымела не только дайв-центры покинувшего пост чиновника, но и много других, чьи владельцы попали под горячую руку. «Дельфину» долго досаждали проверками.

Вторая проблема – с наемными работниками. Можно окружить себя армией египтян – зарплата для персонала низкой квалификации даже на популярном курорте составляет несколько сотен долларов плюс деньги на питание и койка в общежитии. Но к общению с аборигенами придется долго привыкать: на взгляд европейца, в нем полностью отсутствует логика.

Знакомый Горохова, открывший в Египте прокат мотоциклов, рассказывал, что однажды громко отчитал менеджера-египтянина за халатность. «Я же из хорошей семьи», – ответили ему. «Причем тут твоя семья!» – закричал бизнесмен.

Вечером он принимал в офисе толпу родственников менеджера во главе с седым и почтенным главой семейства, и долго выслушивал их гневные речи. После этого менеджер по-прежнему получал разносы, но брани всегда предшествовала фраза: «Да, я знаю, что ты из хорошей семьи, но...» Такая формулировка сотрудника удовлетворяла.

Главное правило для тех, кто собирается открыть бизнес в Египте, резюмирует Горохов – здесь нужно долгое время прожить, или найти партнера, который знает местные нравы. Второе, тоже важное правило – если придется тусоваться, то не стоит употреблять веществ, меняющих сознание, которые на курортах доступны. В этом смысле Египет не сильно праведнее Коста-Рики. К наркотикам должен быть иммунитет, иначе бизнес расползется на глазах.

Время на открытие компании

Если обратиться с специализированную компанию, открытие аналога российского ООО, с учетом уставного капитала, обойдется в $3-3,5 тыс., ЗАО – в $4-5 тыс. Официальный срок рассмотрения заявки – 40 дней, но на деле может пройти и полгода.

Бизнес можно вести с момента подачи, только подумайте, стоит ли. С середины 2010 года отношение к бизнесменам из стран СНГ, Польши и Палестины ухудшилось: слишком много они открыли «компаний-пустышек», так что в регистрации могут отказать. Самая частая причина отказа – в регионе слишком много фирм, которые занимаются одним и тем же. Так что лучше заранее проконсультироваться в фирме-регистраторе, насчет специализации компании. В некоторых случаях побочный бизнес имеет смысл указать как основной.

Защита инвесторов и льготы

Иностранный гражданин может приобрести недвижимость и землю, и отобрать ее никто уже не сможет. В курортных зонах, правда, есть ограничение – землю нельзя покупать, можно лишь брать в долгосрочную аренду, но предприниматели находят способы его обойти.

До июня 2010 года, построив на побережье Красного моря отель или открыв турфирму, можно было освободиться от налога на прибыль на целых 10 лет. Сейчас льготниками считаются производства, продукция которых не обращается внутри Египта. Они могут не платить налог на прибыль и пошлины на ввоз и вывоз товара. Вторая льготная категория – фермеры. Для них существуют специальные госпрограммы по снижению налоговых ставок.

Кредитование

По словам президента SVR Group (занимается консультацией бизнесменов в Египте) Тимофея Деменева, взять кредит в египетском банке может любой иностранец, но только под обеспечение ликвидными активами – недвижимостью, например, или ценными бумагами.

Любая собственность оценивается банком. Она должна покрыть сумму кредита и дисконт, тогда вы получаете кредит. Банковские ставки привлекательнее российских. Кредит выдается под 9-12% годовых. Ставка по депозитному вкладу, к примеру, на три месяца может быть равной 7%, но при более стабильном, чем у рубля, курсе египетского фунта к доллару США.

Налогообложение

Предприниматели платят 20-процентный налог на прибыль и 10-процентный налог с продаж. В сельском хозяйстве и перерабатывающей отрасли налог на прибыль составляет 10%. Социальные отчисления составляют в сумме 40%, из них 18% так называемые «скрытые», которые платит работодатель.

Минимальный уровень оплаты труда, в переводе на российскую валюту составляет 4,7 тыс. рублей, и она не облагается налогом. Поэтому многие предприниматели – и местные, и иностранные – платят зарплату в конверте, но это рискованно.

Может быть, попадешься, а может и нет – в этом смысле все как в России. Вести налоговый учет в компании должен финансовый директор – только египтянин. Обычно, это формальность: этот менеджер числится в компании, но появляется, лишь когда нужно просто сдать налоговую декларацию и получить за это небольшие деньги.

Трудовое законодательство

Университеты в Египте дают хорошее образование, но не обеспечивают занятость. Найти молодого менеджера-египтянина достаточно просто, и зарплата будет в разы ниже европейской: оклад в $1 тыс. в некоторых компаниях – верхняя планка.

И с менеджерами, и с работниками низкой квалификации лучше общаться жестко, но не оскорблять. Загнанный в угол работник может в сердцах устроить в офисе погром. Судебные же конфликты случаются, когда не выплатишь зарплату.

С этим поосторожнее. Даже самый темный бедуин найдет дорогу к базарному адвокату, который с радостью возьмется его защищать. А суд в любом случае будет на стороне работника, какие бы аргументы не приводил работодатель.

Особенности менталитета

Если задать местному жителю вопрос «когда?», то ответ на него, скорее всего, будет такой: «Завтра, и даст Бог нам это сделать». А помощи всевышнего ваш собеседник может ждать не день, и даже не неделю, при этом не предпринимая ничего. Главная проблема в общении с местными предпринимателями – сроки.

Бороться с этим можно только одним способом: ждать, сколько тебя вынуждают, при этом занимая себя чем-то другим. Вторая проблема, которая всплывает обычно в общении с местными работниками – это фраза «у нас так не делают». Она тоже влечет за собой долгое бездействие. Но эту фразу уже можно оспорить. Нужно только доходчиво объяснить, что на самом деле делают и как.

Визовый режим и получение гражданства

Египет вообще не предлагает гражданства. Бизнесмен может лишь получить временную резиденцию, которая дает право в том числе и на работу. Безо всяких оснований она выдается на два месяца. Чтобы получить рабочую визу на больший срок, нужно иметь в собственности или недвижимость, стоимостью свыше $50 тыс., или депозит в египетском банке на ту же сумму, или долю в капитале местной компании, которая превышает $50 тыс.

Если хотя бы одно из условий соблюдается, то визу сначала дадут на шесть месяцев, а продлять ее в будущем можно уже на год. Бывают визы на пять лет, но это исключительный случай после миллионных инвестиций в местную промышленность, сельское хозяйство или туризм.

© Павел Куликов, Слон.ру

Интересные статьи



Вы вернете найденный кошелек владельцу?

  • {$ (item.counter * 100 / total)|number:1 $}% / {$ item.name $}
    {$ item.name $}
{$ total $} {$ vote_pluralize(total) $} / все опросы

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут задавать вопросы и добавлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.