Как преодолеть страх по­раже­ния и бо­язнь ус­пе­ха

Как победить страх
Как победить страх

Нам всем бывает страшно. Кто-то боится голода и экономического кризиса, а кто-то звонков из школы и детских болезней, кто-то боится одиночества, а кто-то новых знакомств. В чем причина страхов, можно ли от них избавиться и как это сделать?

Эта книга о том, как преодолеть страхи, сомнения и преграды и изменить свою жизнь. О том, как стать свободным от стереотипов и давления общества и о том, что никогда не поздно это сделать. О том, что творчеству под силу победить не только страх, но и скуку, обыденность, раздвинуть границы повседневной реальности. О том, что за границами страха очень интересно. О том, как стать свободным от тревог и прожить счастливую жизнь.

Одиннадцатый демон

Я долго искала историю из жизни известных людей, чтобы представить вам одиннадцатого демона – страх поражения и боязнь успеха. Эти чувства, как правило, идут рука об руку. Признаться, найти убедительный рассказ о сражении с демоном так и не удалось. Вероятно, потому, что в нашей культуре принято мало или только вскользь говорить о бессонных ночах перед ответственными событиями. А психологов, слышавших немало подобных историй, связывает профессиональная тайна.

Со страхами провалиться на экзамене, потерять любовь мужа после долгих лет замужества или получить лишь уничижительные отзывы на диссертацию все довольно понятно. А вот о страхе успеха мы знаем гораздо меньше. Психологи утверждают: часто мы сами не осознаем, какой демон толкает нас под локоть на первой встрече с родителями невесты и заставляет пролить горячий соус на ногу потенциальному тестю. Или случайно сказать что-то невпопад на важной встрече. Или в очередной раз растянуть мышцу накануне отборочных соревнований.

Если чего-то долго хочется, усилия приложены, но результат ускользает, имеет смысл задать себе вопросы: «В чем выгода нынешней ситуации?», «Чем я рискую, если получу должность, выиграю гонку, стану первым учеником в классе?». Возможно, после назначения на вас свалится работа в выходные. Или ваш товарищ по команде после победы попал в аварию, и вы смутно побаиваетесь, что с вами случится то же самое. Или вы станете первым учеником, и симпатичная соседка по парте перестанет помогать с домашкой.

Подумайте. Не спешите жаловаться на фортуну. В поражении скрывается выгода. Кроме того, если вам хочется стать капитаном, но при этом вы страдаете морской болезнью, то желание, скорее всего, навязано окружающими.

У славы и успеха тоже есть минусы

Как ни парадоксально, у успеха есть и минусы, поэтому одиннадцатый демон и вмешивается в наши планы, заступаясь за наше спокойствие. Страх успеха часто стоит на пути самореализации. Не стоит недооценивать данный фактор. Например, многим часто повторяли, что хорошие девочки молчат, ведут себя скромно и не высовываются. Значит, если высунуться успешно, перестанешь быть хорошей девочкой.

Успешно продемонстрировать себя страшно и мальчикам. Особенно в такие исторические периоды, когда выделиться из серой толпы потенциально опасно для жизни. Далеко не каждый из нас – родственник затравленного Бориса Пастернака или академика Трофима Лысенко, но коллективная память хранит воспоминание об их таланте и несчастливой судьбе.

Зависть

Распространенная неприятность, с которой нас знакомит успех, – это, конечно, зависть. К примеру, в американской культуре, если вы сделали что-то выдающееся: написали книгу или создали телепередачу – вы априори молодец. Потому что рискнули, победили лень, страхи и завершили проект. Что говорят у нас? «Ага, да она просто чужие мысли в своей книжонке пересказала». «Знаем мы таких телезвезд, у нее на канале небось папа работает или любовник». «Как он добился успехов в бизнесе? Да ясно как: на откатах и госзаказах, конечно». Противно слышать подобное. Руки опускаются, и перед судом общества уже не хочется представать.

Боязнь потери частной жизни

Даже если аудитория тебя принимает, успех дает двоякое ощущение. По мнению режиссера Дэвида Финчера, некоторые снимаются в кино только затем, чтобы получать в ресторанах столики получше. Но не всем нравится, когда их постоянно узнают: известный человек теряет право на частную жизнь. Он везде как на сцене, что порой очень утомительно.

«“Холмса” все смотрят, и спасибо за внимание. Но теперь я часто вхожу в помещения, где меня знает едва ли не каждый, а я – никого, и еще должен со всеми познакомиться. Возникает разительное неравенство. И хоть у меня с этим просто: не знаком – познакомлюсь, – врать не буду, ощущение сюрреалистическое. То ли Землемера из “Замка” Кафки, то ли героини Жапризо, “дамы в очках с ружьем в автомобиле”», – рассказывает Бенедикт Камбербэтч, сыгравший Шерлока Холмса.

Слава, она ведь как луна – у нее две стороны. Одно дело, когда слава приносит выгоду, совсем другое, если она повод для повышенного внимания в ситуации, когда вы хотите стать человеком-невидимкой.

Кстати, страх успеха знаком не только знаменитостям. Известные хирурги сетуют, что пациенты выстраиваются в очередь и мечтают лечь на операционный стол именно к ним, хотя звезда вырастил в отделении специалистов под стать себе. Не каждый умеет вовремя сказать «стоп» и зарезервировать время не только на подвиги, но и на частную жизнь. Вот в чем может быть причина страха успеха. Так, мой друг назначает в своем электронном календаре встречи… с самим собой. Иначе, говорит он, никак не находится время подумать в тишине.

Кто-то не может произнести «нет» из-за страха потерять деньги, другой не в силах отказаться от возможности в очередной раз понежиться в лучах восхищения. Причины разные, но в итоге демон страха успеха расхаживает в вашей голове как у себя дома.

Мы менее свободны, чем думаем

Людям часто кажется, что они управляют собой и являются рациональными существами. Но современные исследования опровергают это устоявшееся мнение. Мы часто непоследовательны и нелогичны. Принимаем решения под воздействием эмоций, а уже затем находим им разумные обоснования. Так, нобелевский лауреат по психологии Даниэль Канеман на основе многочисленных экспериментов утверждает, что даже картинка на мониторе компьютера может повлиять на наше отношение к людям. Посмотрим на итоги исследований другого психолога – Кэтлин Вос – и выводы, которые из них делает Канеман:

Добровольцам показывали список из пяти слов, из которых нужно было отобрать четыре и составить предложение на тему денег. Другим участникам демонстрировали на заставке монитора купюры или в комнате для эксперимента оставляли пачку долларов из игры «Монополия». Затем подопытных тестировали.

«Упоминание о деньгах оказывает странное влияние, – пишет Даниэль Канеман. – Люди, настроенные на тему денег, становятся более независимыми, чем без этого ассоциативного переключателя. Они почти вдвое дольше пытались решить трудную задачу, не прося экспериментатора о помощи: явный признак повышенной уверенности в себе. Люди с подобной установкой становились эгоистичнее и менее охотно помогали другим студентам, притворявшимся, что не понимают задание эксперимента. Когда экспериментатор неловко ронял кучу карандашей, участники, бессознательно настроенные на деньги, помогая собирать карандаши, поднимали меньше. В еще одном эксперименте из этой же серии испытуемым говорили, что они должны познакомиться с новым участником, и просили их расставить два стула, пока экспериментатор уходил за будущим собеседником. Те, у кого была установка на деньги, старались отставить стул подальше (на расстояние ста восемнадцати сантиметров против восьмидесяти у других участников эксперимента). Настроенные на деньги студенты охотнее оставались одни».

Психологи, наблюдавшие за участниками эксперимента, проанализировали, как повторяющиеся послания воздействуют на людей и чем они различаются в разных культурах.

«Некоторые культуры часто напоминают об уважении, другие – о Боге, а есть общества, дающие установку на послушание огромными портретами дорогого вождя. Могут ли быть какие-то сомнения в том, что вездесущие изображения национального лидера при диктаторских режимах не только внушают ощущение, что большой брат следит за тобой, но также и уменьшают количество спонтанных мыслей и независимых действий? – рассуждает Канеман. – Данные исследований эффекта предшествования предполагают, что напоминание людям об их смертности повышает привлекательность авторитарных идей, которые в контексте страха перед смертью становятся обнадеживающими. Другие эксперименты подтверждают догадки Фрейда относительно роли символов и метафор в подсознательных ассоциациях. Например, рассмотрите фрагменты слов «м_ _ь» и «м_ _о». Люди, которых предварительно попросили вспомнить о каком-то постыдном поступке, вероятнее, дополнят эти фрагменты до слов „мыть“ и „мыло“, чем до „мять“ и „мясо“. Более того, одна мысль о том, чтобы ударить сотрудника ножом в спину, порождает в людях желание покупать мыло, средства для дезинфекции или стиральный порошок, а не батарейки, сок или шоколадки. Похоже, ощущение пятна на совести вызывает желание очистить собственное тело; это стремление называют „эффектом леди Макбет“».

Зная о результатах исследований, легко представить, как гражданин страны, где осуждается обогащение и приветствуется бедность как путь к духовному просветлению, начнет провоцировать собственные неудачи в бизнесе или инвестировании денег. Ведь он уважает традиции и не осознает, что ему приходится жертвовать собственным финансовым благополучием.

Одиннадцатый демон будет доволен и тем, кто отказывается от творческой реализации и выходит работать на конвейер, если речь идет о гражданине тоталитарного государства, в котором свобода личности под запретом. Такой человек боится даже пятерки на экзамене в музыкальной школе, не то что триумфальных гастролей по всему миру.

Преданность семье

Мы связаны с миром и с семьей гораздо больше, чем принято думать, пишет психотерапевт Анн Анселин Шутценбергер, посвятившая всю свою жизнь изучению взаимоотношений в поколениях различных семей. По наблюдению Анн, ребенку малообразованных, но любящих родителей гораздо сложнее получить диплом о высшем образовании, нежели ребенку из профессорской семьи. Даже при прочих равных умственных способностях. Поскольку бедный мальчик таким образом «предает» родных и переходит на другую социальную ступень. Поэтому велика вероятность, что накануне важного экзамена повысится температура, он проспит или, еще хуже, попадет в аварию.

Конечно, преданность семье часто выражается и другими способами. Однако корни страха победы, считает психолог, следует искать в семейных отношениях.

Удачные провалы

Мечтают многие, а приступают к действиям единицы. Если вы не просто читали предыдущие главы книги, а выполняли упражнения, то многое узнали о себе и своих стереотипах. Думаю, вы примерно представляете, о чем мечтаете. Что же способно остановить воплощение желаний?

Может, вас не страшит успех, но ужасно пугает провал? Бывает безумно страшно пережить разочарование. Кто же хочет потратить время, силы и деньги, чтобы в итоге получить дырку от бублика. Правда, некоторые бизнесмены, в частности Стив Джобс, говорят, что до тридцати лет предпринимателю крайне полезно пережить банкротство. Хотя бы для того, чтобы понять, что есть жизнь и после него. Ничто так не учит, как собственные промахи. Опыт, как мы знаем от Пушкина, сын ошибок трудных.

О пользе провалов

С благодарностью вспоминает свое поражение писатель и сценарист Стивен Прессфилд, автор и соавтор тридцати четырех сценариев кинофильмов, а также ряда исторических романов и научно-популярных книг.

«Первая профессиональная сценарная работа, которую я получил после семнадцати лет попыток, была связана с фильмом под названием „Кинг-Конг жив!“, – рассказывает Стивен. – Мы с моим тогдашним партнером Роном Шусеттом придумывали сценарий для Дино Де Лаурентиса.

Нам это нравилось, мы были уверены, что выйдет хит. Даже после того, как мы посмотрели готовый фильм, мы были уверены, что это шедевр. Мы пригласили всех своих знакомых на премьеру и даже арендовали соседнее здание для последующего торжества. Мы предупреждали друзей приходить пораньше, а то не хватит мест.

И кроме наших знакомых никто не пришел. А наши друзья терпеливо просидели весь сеанс в немом остолбенении. А когда в зале зажегся свет, они выбежали в ночь, словно тараканы. На следующий день появился обзор в журнале Variety: “Рональд Шусетт и Стивен Прессфилд; мы надеемся, что это не настоящие их имена, и их родителям не придется умереть от позора”. Когда поступила выручка после первой недели проката, ее даже не пришлось регистрировать… Я был раздавлен. Я, сорокадвухлетний, разведенный, бездетный, отказался от всех обычных человеческих радостей в погоне за мечтой стать писателем. Наконец-то мое имя появилось в титрах крутого голливудского фильма, в котором играет сама Линда Гамильтон. И что происходит? Я – лузер, пустышка; моя жизнь ничего не стоит, как и я сам.

Мой друг Тони Кеппельман освободил меня от этого чувства, спросив, не собираюсь ли я бросить это дело. Нет, черт побери! “Тогда будь счастлив. Ты – там, где ты хотел быть, правда? Иногда ты получаешь удары. Это плата за то, чтобы находиться на арене, а не на скамейке запасных. Перестань жаловаться и будь благодарен”. Именно тогда я понял, что стал профессионалом. Я еще не добился успеха. Но у меня уже был настоящий провал».

Если у вас не было ни одного настоящего провала, вы еще не жили, однажды заявила мне приятельница. После чего она рассказала, как провалила защиту бюджета на совете директоров компании: «Мне казалось, что я неплохо справляюсь с неудачей, но через три дня после выступления муж предложил мне или сесть и порыдать, или прекратить говорить только о том, что я совсем не переживаю». Иногда дать волю чувствам и даже слезам и вправду полезно. Еще полезнее поделиться эмоциями с друзьями и близкими, попросить их поддержать вас рассказом об их собственных громких провалах.

Очень рекомендую посмотреть выступление Ираклия Андронникова «Первый раз на эстраде». Писатель, литературовед, блестящий мастер художественного рассказа в красках и деталях рассказывает о своем самом первом и ужасном представлении симфонического выступления в Ленинградской филармонии. Пока вы будете смеяться, одиннадцатый демон обратится в облако пыли. Самоирония еще никому не вредила.

И, конечно, многие творческие метания и провалы кажутся капризами, когда сталкиваешься с профессиями, чьи ошибки и неудачи действительно нелегко пережить. Однажды у кардиохирурга Лео Бокерии спросили: «Если бы вы написали книгу, как бы она называлась?» «“Под звездами кресты”, – ответил он. – Считается, что успешный хирург в известном смысле небожитель – он реально спасает. Но есть то, что сильно омрачает жизнь. Это случается не каждый день, но все же. У меня был близкий друг, старший товарищ Виталий Алексеевич Бухарин. Когда у него умирал больной, он должен был „поставить крестик”».

Не каждый провал таковым является

Помните поговорку «не было бы счастья, да несчастье помогло»? В жизни действительно время от времени случается плохое, но время идет, картинка раскрывается полностью, и поражение запросто превращается в отправную точку для счастливых обстоятельств.

«Далеко не все, что со мной происходило, можно было сразу понять и принять как удачу, – рассказывает певица и актриса озвучивания Елена Камбурова. – А сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что все сложилось так, как, наверное, должно было сложиться. К примеру, я мечтала стать актрисой и чуть было не поступила в Щукинское, но не прошла третий тур. Неудача? Конечно. Но если бы я прошла, то попала бы на тот курс, который потом стал Таганкой. И тогда не стала бы тем, кем стала. И, наверное, просто не выжила бы там. После провала было очень тяжело, но я не уехала из Москвы домой в Хмельницкий. На следующий год поступила в цирковое училище, на эстрадное отделение, которое открылось как будто специально для меня. Меня заметил преподававший там режиссер Сергей Каштелян. Конечно, это была удача, ведь я могла уйти незамеченной. Затем благодаря композитору Кириллу Акимову я попала на радио – никогда бы не решилась пойти туда сама».

Мы сами определяем, что для нас успех или поражение. Сколько людей посмотрит на ситуацию, столько же и мнений о ней будет составлено. Мой приятель рассказывал, как один звонок перевернул всю его жизнь. Его выбор мог выглядеть странно, но он рискнул и доволен.

«Я занимался музыкой с десяти лет. Играл на гобое. В училище был лучшим среди духовых, после окончания академии им. Гнесиных делал серьезные успехи, работал в больших коллективах, с известными музыкантами, – рассказывает он. – Карьера выстраивалась вполне благополучно. В 1995 году мне позвонил друг, солист Большого театра, и пригласил к себе в оркестр. Я воспарил! Большой – апофеоз карьеры музыканта! Мечта. Но буквально через час-полтора поступил еще один звонок: от друга-бизнесмена, тоже собиравшего свою команду и предлагавшего попробовать себя в новом качестве. Я согласился и до сих пор считаю этот выбор большой удачей. Мои коллеги давно стали заслуженными артистами. Они достигли огромного успеха, однако любое карьерное движение для музыканта, достигшего высшего уровня, возможно только по горизонтали. А у меня получилось по-другому: я все время рос, и достаточно серьезно, и осознавал, что все зависит только от меня: либо крах, либо успех.

Но в тот “роковой” день мне захотелось просто попробовать, и я решил поработать месяц-другой, понять, получается или нет. Первые два месяца были совершенно сумасшедшие. Я ничего не знал, мне приходилось всему учиться на ходу. Совсем скоро я стал показывать результаты, которые удовлетворили собственника. И остановиться уже не мог. Тогда я “сжег мосты”: продал свой инструмент. Мне стало окончательно ясно, что с музыкальной карьерой покончено навсегда». Не всем везет так блестяще провалиться!

Нейтральная реакция обидна так же, как и провал

Мучительнее полного провала может быть только полное безразличие. Помню, когда вышла моя книга «Женщины-легенды: сильный слабый пол», я, как и любой представитель публичной профессии, ждала успеха. Но книга осталась незамеченной. Ее прочитали самые близкие, сдержанно похвалили – и все. Но оказалось, что я писала прежде всего для самой себя: книга была дорогой поиска моего места на этом свете.

Осознание того, что работа сделана не ради денег и славы, а ради удовольствия и исследования мира, стало для меня самым главным итогом написания книги о великих женщинах.

Важно научиться творить прежде всего для самого себя. Не поленитесь найти юношеские стихи Лермонтова, поэзию Владимира Сирина (это псевдоним Набокова) и первые сочинения Ремарка. По этим произведениям сложно понять, что они принадлежат великим литераторам. Предполагаю, что авторы догадывались об их несовершенстве. Но это не останавливало их, а, возможно, даже и подстегивало.

Есть что-то упрямое и мужественное в том, чтобы переносить неудачи и продолжать следовать за мечтой. Кроме того, если вы не займете себя сами, вам обязательно придумают занятия другие. Так не лучше ли демонстрировать себя миру в виде испеченных пирогов или безупречно постриженного газона? Тогда жизнь перестанет измеряться только успехами и болезнями детей, изменами мужа, поездками на Майорку, выговорами начальника. Творчество – единственный способ раздвинуть рамки рутины и, если повезет, – шанс войти в вечность. Людям нужно больше, чем еда, секс и комфорт. Иначе не существовала бы миллиардная индустрия развлечений. Для меня самый сильный образ – кадр из фильма «Титаник». Корабль тонет, на палубах паника. Камера скользит по трюмам и на миг останавливается в одной из кают. Здесь покой. Женщина тихо рассказывает детям сказку. Малыши засыпают. Мы знаем, что никому не избежать смерти, так не лучше ли ждать ее, сочиняя и слушая сказки или музыку, проектируя парки и небоскребы, танцуя или взбивая безе?

Решаясь, творец отказывает себе в последней иллюзии. Ведь в случае провала окажется, что он не родился гением. Можно бесконечно оправдываться перед собой, что если бы не кровавый режим, шаткость мировой экономики, дурной вкус публики, характер мамы, болезни детей, необходимость содержать семью, я бы точно стал великим. Но на самовыражение никогда не будет хватать ни времени, ни сил, ни поддержки. Только смелость поможет начать творить.

Все киностудии отказали Альфреду Хичкоку в финансировании фильма «Психо». Сюжет показался продюсерам слишком жестким. Они не хотели рисковать даже ради успешного режиссера. И тогда Хичкок собрал все свои деньги, заложил единственный дом и снял фильм на собственные средства. Он был уже не молод, и провал разорил бы его. Однако автор верил. В итоге: четыре премии «Оскар» и десяток премий других кинофестивалей, безусловный кассовый успех, место в пантеоне синематографа, бесчисленные ремейки и звание первооткрывателя эпохи фильмов ужасов. Риск не всегда заканчивается шампанским, но без риска часто невозможен и успех.

Обезоруживаем одиннадцатого демона

Если вооружиться самоиронией, посмотреть в глаза демону и узнать, что самое страшное может случиться, если опасения насчет провала или успеха оправдаются, бороться с одиннадцатым демоном окажется не так уж сложно. Особенно если вы решили, что можете себе позволить тратить время не только на самое главное и необходимое, но и личное творчество для самого себя. Важен сам процесс, а не его плоды: это знание – волшебная палочка, обезоруживающая демона. Вот в России за десять лет меняется все, а за двести – ничего, и начинаешь задумываться, что важен сам путь, а не результат.

О пользе бесполезных занятий

Пример на удивление бессмысленного занятия, скажет кто-то, – паломничество. Люди верующие же начнут горячо спорить. Давайте попробуем понять, зачем идут странники.

Рассмотрим, к примеру, паломников, бредущих по пути святого Иакова по Северной Испании. Их цель – город Сантьяго-де-Компостела. В католическом мире по популярности маршрут уступает только пути в Иерусалим и Рим.

По библейской легенде, останки мученика сложили в Святой земле в лодку. Плавали они плавали по морям и чудом доплыли до севера Испании – до берега устья реки Ульи, на котором позже и построили город Сантьяго-де-Компостела. В нем хранятся мощи святого, ставшего покровителем Испании. Удивительно, но каждый год путь святого Иакова проходит больше тринадцати тысяч человек со всего мира. Они идут пешком восемьсот километров. Паломники проходят в день по 30–40 километров. Они едят и ночуют только в специальных копеечных гостиницах. Особым испытанием становится выбор вещей для этого пути и выбор спутника. Иногда на паломников нападают воры или собаки, но по дороге встречаются и те, кто по доброте или для отпущения грехов заботится о пилигримах. Представьте только, сколько можно узнать о себе и своих отношениях с миром за время такого удивительного путешествия. Надеюсь однажды пройти этот путь.

Однако любой психолог скажет: чтобы узнать себя, не обязательно ехать далеко и проходить сотни километров. Достаточно взять лист бумаги и начать писать. Или рисовать. Или же открыть кондитерскую. В процессе мы заново узнаем себя. И мы получаем эти знания вне зависимости от того, чем закончится начинание: смятым листком в мусорном ведре или контрактом на десятки тысяч.

Однако встреча с самим собой – опасное приключение. Не потому ли так мало людей на нее решаются? Задумайтесь, готовы ли вы, к примеру, провести неделю в полном одиночестве и тишине? Страшно?

Мой хороший знакомый раз в год уезжает в монастырь и молчит там в медитации по двадцать дней. Говорит, что для него это лучший способ перезагрузить сознание, освободиться от влияния мира. Единственное, что монахи рекомендуют думать своим гостям в дни медитаций, – это «вдох и выдох». Нужно следить за своим дыханием и отгонять другие мысли. Особенно беспокойным советуют медленно ходить и дышать. Вдох – один шаг, выдох – второй. И так двадцать дней. Любопытно, страшно и завораживающе интересно. Те, кто рискнул и кому понравилось, узнают, что путь важнее цели, и больше не останавливаются.

Когда я смотрю на картины художника русского происхождения, друга Матисса, кавалера ордена Почетного легиона Леопольда Сюрважа, я понимаю, что он не мог не рисовать. При этом мастер был невероятно беден: он работал настройщиком рояля в зале Плейель в Париже. Но он продолжал покупать краски, холсты и рисовать, поскольку для него важнее был процесс, а не результат.

Другой пример – сотни вышитых подушек моей соседки. Она прекрасно знает, что ее вышивки по трафаретам не представляют ценности, в отличие от удовольствия от времени, проведенного за пяльцами.

Последняя уловка одиннадцатого демона

Единственный козырь, который демон может вытащить из рукава, – это напоминание о том, что вы многое уже перепробовали и каким только делом не занимались, но ничего окончательно так и не выбрали. Демон говорит: «Помнишь, в первом классе ты собирала фантики от жвачек? Во втором марки. В пятом – училась выжигать. После развода ты записалась на танцы. Купила – и это уже ни в какие ворота не лезет – барабанную установку. Месяц пугала соседей. Лучше бы резину поменяла и не попала бы в ту аварию. Ты выбрасывала деньги и время на желаемые занятия, но все бросала, и вообще, становилось ли от них лучше?»

Вы вздыхаете и признаете, что многие, если не все предыдущие попытки найти свое дело закончились провалом. Меня часто спрашивают: я раньше делала то, что хотелось, но мне не понравилось. Может, больше не стоит пробовать?

Что ответить? В одном из ресторанов в Японии мне принесли меню только на японском. Я покрутила листок с иероглифами и указала пальцем в первые попавшиеся блюда. Суп и суши оказались отличными, а салат – слишком острым. Как вы думаете, стоило ли мне вообще отказаться от глупой затеи есть во время поездки на одном лишь основании, что я сделала неудачный выбор? Как я могу узнать, люблю ли я новый сорт сыра, пока его не попробую? Точно так же мы не можем знать, подойдет нам занятие или навсегда вызовет отвращение, до тех пор, пока не займемся им. Внешний вид и запах бывают обманчивы. Так что пробуйте.

Почему же так тяжело понять, что будет вкусно, а что захочется выплюнуть? Беда в том, что в нашем обществе принято доверять маме, учителям, начальнику, правительству гораздо больше, чем собственным инстинктам. Сколько раз нас прерывают в тот самый момент, когда мы на всех парах летим на велосипеде («Стой! Ты же свернешь себе шею!»), пишем роман в десять лет («Ты шутишь? Тоже мне Лев Толстой!»), хотим приготовить новое блюдо («Ой, только не надо переводить продукты!»). Мы останавливаемся на полушаге, полуслове, полужелании. Неудивительно, что исследовательский интерес со временем сменяется паническим страхом что-то пробовать или менять.

Представьте себе котенка, который движим инстинктом научиться залезать на дерево. А кошка сталкивает его лапой с ветки и говорит: «Стоп! Что ты делаешь? Ты еще маленький», или «Стой! В нашей семье по деревьям никто не лазит», или «И куда ты собрался, а? Посмотри на дерево и на себя!», или «Какой из тебя дереволаз? Издеваешься? Вот твой дедушка…», или «Пойди лучше залезь на стол хозяйки и притащи куриную ногу. А то от тебя никакой пользы», или «Нет, мы, белые коты, лазаем только по елкам», или «Лучше иди учись летать. Или выучи птичий язык. Нырять научись, в крайнем случае. Какие деревья?»

Много ли при таком воспитании останется в мире котов, способных и любящих лазить по деревьям? Вот я и говорю: нечего бояться перемен. Пока не попробуете, все равно не узнаете, рыба вы или птица.

Основные мысли

  • Если чего-то долго хочется, усилия приложены, но результата нет, имеет смысл спросить себя, в чем выгода нынешней ситуации.
  • В поражении скрывается выгода.
  • Иногда дать волю чувствам и даже слезам полезно. Еще полезнее поделиться переживаниями с друзьями и близкими.
  • Многие творческие провалы кажутся капризами в сравнении с профессиями, где ошибки и неудачи действительно могут стоить жизни или здоровья.
  • Мы сами определяем, что для нас успех и поражение.

В процессе творческой деятельности мы заново узнаем себя. Достаточно взять лист бумаги и начать писать или рисовать или печь торты.

© TimesNet.ru

Интересные статьи



Каким будет курс доллара к концу года?

  • {$ (item.counter * 100 / total)|number:1 $}% / {$ item.name $}
    {$ item.name $}
{$ total $} {$ vote_pluralize(total) $} / все опросы

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут задавать вопросы и добавлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.